Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:51 

ну что, начну приносить с зфб

даже не надейтесь.
драббл, который птица еле написала, потому что эти ваши чувства и переживания
Название: Alive
Автор: Stupid Dead Bird
Бета: Татиана ака Тэн
Размер: драббл, 744 слова
Пейринг/Персонажи: Гай Гарднер/Кайл Райнер, Мого на фоне ненавязчивым присутствием.
Категория: пост-слэш
Жанр: ангст, флафф, emotional h/c
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: не очень приличные выражения и шуточки.
Краткое содержание: они уже давно не любовники и даже не напарники. Это ничего, по большому-то счету, не меняет.
Примечание: по мотивам Omega Men, Hal Jordan and the Green Lantern Corps 07 и с отсылочками туда и сюда.
Размещение: запрещено без разрешения автора.

За окном шелестел мелкий ровный дождь, полупрозрачной пеленой повисший над равниной. Он начался в сумерках, после заката, и с тех пор не переставал, не становился тише или сильнее — просто шел и шел, успокаивая, смывая пыль, кровь и усталость после боя. Живая планета убаюкивала своих маленьких братьев и сестер. Включать яркое освещение в такой вечер было ни к чему, и полумрак разгоняли только медленные переливы зеленого света и приглушенное серебристое мерцание.

— И вот он спрашивает у меня, на чьей я стороне, а я сижу и не то, что не знаю, что сказать... — Кайл отставил в сторону бутылку пива, и на треть не опустевшую с начала разговора, и на секунду прикрыл глаза. — Я вообще не был уверен, что смогу говорить. Просто сидел и смотрел куда-то в переносицу этому мудаку в погонах. Кажется, он решил, что я окончательно рехнулся.

Гай только невесело фыркнул и ничего не ответил. Со стороны могло показаться, что он не слушает, задумавшись о чем-то своем.

— Может, он прав. Сложно решать, с кем ты, когда не знаешь, зачем ты.

— Мелкий, я тебе говорил, что ты натуральный ангел? Я б сразу нахрен послал с этими их «с кем ты». И еще окно бы потом новое ставили на свою зарплату, ушлепки.

— Ага, — смешок у Райнера вышел тоже мрачноватый, — и еще задницей посверкал бы.

— Иди ты.

Несколько минут прошло в молчании, под шуршание дождя.

— Мелкий.

— Ммм?

— Знаешь поговорку: «раз больно, значит, еще живой»? Так вот, души это тоже касается. И вот эту штуку, — Гай ткнул пальцем в эмблему Белого Корпуса, — ты не зря носишь.

— Ты в синие никогда не пробовал податься? Так, чтоб всерьез и надолго?

— Я и так знаю, что все будет хорошо, когда ты, наконец, отоспишься. Давай, выключай свои колготки японской школьницы и двигай в койку, я тут приберу и приду.

Сколько времени прошло в мутной полудреме, Кайл и приблизительно не сказал бы, но, наконец, под опущенные веки пробилось знакомое зеленоватое мерцание. Он лениво открыл глаза. Гай, подсвечивая себе кольцом, смотрел куда-то в вырез его домашней черной футболки. Кайл неосознанно провел испачканными черным и красным маркером пальцами по тонкому, ровному шраму.

— Красавчик, — с почти неподдельным восхищением протянул Гай, — тебе еще недельку не бриться, и можно будет пугать богобоязненных домохозяек.

— Я оскорблен в лучших чувствах. Отъявленные мерзавцы секторах в пятистах пачкают штаны от упоминания обо мне, а ты предлагаешь мне пугать старушек?

— Это будут ужасные, злодейские космические старушки, — со сверхсерьезным видом ответил Гарднер, наклоняясь и легко целуя Кайла в открытую шею, в самый краешек жутковатой отметины. — Королевы Чужих на пенсии.

Наверное, с год ни одному из них не удавалось уснуть так быстро и глубоко, как в эту ночь, привычно уткнувшись лицом в плечо другому, или чувствуя знакомую теплую тяжесть обнимающей руки.

***

Что именно его разбудило, Кайл так и не понял. Открыв глаза, он увидел Гая, сидящего на краю кровати, опустив голову. В ночной тишине было слышно его частое, прерывистое дыхание.

Порыв прохладного ветерка влетел в приоткрытое окно, качнул створку.

— Все нормально, — сказал Гай в сторону окна, — правда, все хорошо.

Кайл приподнялся на локте, обозначив движением — он уже не спит.

— Приснилось что?

— Угу.

Осторожное прикосновение, рука медленно легла на спину, на влажную, быстро остывающую кожу. За такой жест сочувствия и поддержки кто-нибудь другой легко мог бы получить в глаз.

— Я и не знал, сколько не помню. Из Фантомной Зоны. Чертов остроухий со своей... машиной.

Гай ненадолго умолк, словно собираясь с силами.

— Ладно. Извини. Разбудил тебя.

— Да можно подумать, я тебя никогда так не будил. После той истории с Параллаксом я каждую ночь вскакивал. А в особо удачные — по полночи бегал блевать, помнишь?

Молчание снова ненадолго затянулось.

— Знаешь, я... не уверен, что проснулся. Может, я очнусь через пару минут, и они все-таки меня сломают.

Кайл встал на кровати на колени и медленно, осторожно обнял Гая за плечи, прижимаясь всем телом.

— Все хорошо, ты проснулся. Я здесь.

Когда их дыхание выровнялось в такт, он продолжил.

— Ты же оставался в бездне? Так, чтобы не то, что до ближайшей обитаемой планеты — до ближайшей галактики пара миллионов световых? Темно. Тихо. Ничего. Хочется снять кольцо и... по крайней мере, эта вечная усталость закончится. Почти навязчивая мысль.

— Такое со многими бывало.

— Но ты почему-то все еще жив.

Гай вдруг обернулся, с ухмылкой, которая обычно сопровождала самые безумные его выходки.

— Вот именно поэтому, когда я понял, что могу не выдержать, то предложил бабе Синестро немного поразвлечься.

Кайл секунду смотрел на него, а потом расхохотался.

Перестав, наконец, покатываться со смеху, икать и утирать слезы, они уснули почти мгновенно. Дождь в серых предрассветных сумерках продолжал шуршать, нашептывать что-то, время от времени падать тяжелыми каплями на металлический подоконник.

драббл, за который птице стыдно, потому что нельзя же столько и так похабничать
Название: Свобода выбора
Автор: Stupid Dead Bird
Бета: Менестрель с морозником
Размер: драббл, 437 слов
Пейринг/Персонажи: Хэл Джордан, Джон Стюарт, Гай Гарднер, Кайл Райнер
Категория: джен
Жанр: повседневность, стеб
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: мат, похабень, казарменный юмор и сортир, хуи с глазами
Краткое содержание: roommate!AU. Будни трех долбоебов и одного нормального.
Размещение: запрещено без разрешения автора

Все началось с хуев. Не пенисов из учебника анатомии, не членов из порнушки — вульгарных, как на заборе, хуев разного размера, довольно схематично намалеванных на двери туалета изнутри. Черным маркером по местами облупившейся бледно-серой краске.

При ближайшем рассмотрении у некоторых обнаруживались глазки — очень даже выразительные, на стебельках и без, лапки, а местами и крылья. Или все сразу.

Хэл не выдержал и фыркнул от смеха. Ну кто еще в этом доме мог вчера, вернувшись заполночь и надравшимся в хлам, недрогнувшей рукой изобразить радостно улыбающийся хуй с анимешными глазами. Или мрачно насупившийся хуй с растопыренными крылышками летучей мыши.

Герои вчерашней ночи и наступающего дня нашлись на кухне: Гай с отвратительно бодрым видом жарил яичницу, Кайл пребывал в своем стандартном утреннем состоянии — в обнимку со здоровенной кружкой кофе. По случаю похмелья — еще и уткнувшись лицом в стол.

Хэл очень постарался придать себе серьезное и даже возмущенное выражение.

— Мелкий, это ты вчера нам дверь хуйцами разукрасил? Ну ты даешь.

В ответ издали невнятный звук и явственно покраснели ушами. Наверное, от близости горячей кружки.

— Тебя что, смущает? — с искренним беспокойством поинтересовался Гай, не отворачиваясь от плиты. — Боишься засмотреться, что ли?

— Да иди нахрен. Я самый стопроцентно гетеросексуальный мужчина на свете, — Хэл уже с трудом удерживался, чтобы не заржать.

— Чем докажешь?

— Ах, тебе еще доказать надо? Ну, щас, — орудие вчерашнего безобразия так и было забыто на крышке сливного бачка и сейчас очень пригодилось.

«Конечно, — признал Хэл через пять минут, оглядывая свое творение, — сначала стоило подумать, а потом уже делать». Теперь все оставшееся свободное пространство на двери занимало что-то вроде наскальной живописи, изображавшей голую женскую фигуру. Наверное. Представлял он это себе немного по-другому, но места было уже мало и женщина получилась какой-то... не фигуристой.

— Фу бля, Джордан, — раздалось из-за спины. — И этим ты надеялся кого-то убедить? Смотри, как надо.

Гай отобрал у него фломастер и в два счета пририсовал к «портрету незнакомки» длинные, тонкие, совершенно злоебучего и злодейского вида усики.

Запущенный засранцу в голову колпачок от маркера пролетел мимо, на кухню, и обо что-то с противным звяканьем там ударился.

Кайл все еще не отлипал от стола, но — просто чудесное воскрешение — уже повернул голову, открыл один глаз и начал членораздельно изъясняться.

— Какого хрена вы угнетаете свободу творчества. Цензура не-прой-дет!

— И тебе доброе утро, мелкий, — отозвался Гай. — Никто никого не угнетает. Я просто объяснял Джордану, что ему пора победить внутренние запреты, принять себя и все такое...

Хлопнула входная дверь.

— Запрет у вас, уебанов, — ласково сказал Джон, разгружая принесенный из магазина рюкзак, — был только один. Не засирать чужую квартиру.

И демонстративно выставил прямо на обеденный стол бутыль моющего средства, упаковку мочалок и банку ядрено-зеленой краски.

— Заметьте — даже сейчас у нас с вами есть свобода выбора. Отмываем или перекрашиваем?

и просто мимимими ми ми миии
Название: здесь водятся чудовища
Автор: Stupid Dead Bird
Бета: Менестрель с морозником
Размер: мини, 1615 слов
Пейринг/Персонажи: Хэл Джордан, chibi!Параллакс, Джим Джордан, Кэрол Феррис, стандартная-соседка-которая-всех-пилит
Категория: джен
Жанр: милота, крипота, черноватая бытовая комедия
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: кровищщща! (с) И глумление над каноничным таймлайном.
Краткое содержание: Больше Так Не Делай, или один день из жизни новоиспеченного отца-одиночки и личинки сущности страха.
Примечание: вдохновлено артами с тумблера (by seegerburgess)
Размещение: запрещено без разрешения автора

«Влезать в разбившийся неопознанный летающий объект» определенно должно было значиться в первой десятке списка Вещей, Которые Делать Не Надо.

И «я просто посмотрю, что это» — туда же.

«А вдруг там кому-то нужна помощь» — тем более. В отдельный параграф Благие Намерения. Которыми устлан путь сами знаете, куда.

Если бы Хэл Джордан и составил такой список — мало ли, например, с похмелья утром в понедельник — каждый пункт он нарушал бы с особенным удовольствием. Отмечая их звездочками, как сбитые вражеские самолеты.

Поэтому сейчас он, обжигаясь об еще горячую обшивку и набивая синяки где ни попадя, пытался протиснуться в узкую трещину в корпусе неизвестного летательного аппарата. Определенно инопланетного — уж он-то в них разбирался и был уверен — даже китайцы до такого не додумаются, не то, что родное американское правительство.

Внутри было нестерпимо жарко, полутемно и откуда-то полз то ли пар, то ли дым с едким кислотным запахом. Хэл прикрыл лицо рукавом и усилием воли запретил себе думать о том, чего он тут мог надышаться и нахвататься. Все равно уже влез, а значит — уже поздно.

Коридор с черными, покрытыми извилистым и, признаться, каким-то противным узором стенами окончился выходом в обширное помещение полукруглой формы. Если Хэл не ошибся направлением, то все это время должен был продвигаться к носу корабля и в конце концов найти того, или тех, кто им управлял.

Ну или они его найдут. А заодно, возможно, найдут интересным на вкус.

Хэл уже почти убедился, что здесь никого нет, когда из-под дымящейся и покореженой консоли, занимавшей переднюю стену, на него злобно зашипели.

Но набрасываться не спешили, так что Хэл, приготовившийся было подороже продать свою жизнь, разжал кулаки, медленно подошел поближе и, заслышав возню, осторожно наклонился.

На этот раз шипение — чуть менее уверенное — сопровождало пару ярко-желтых светящихся глаз, уставившихся на него из темноты между полом и погнутой железкой.

— Ну, — успокаивающим тоном начал Хэл, — ты что шипишь? Вылезай.

Совать туда руки определенно не хотелось.

— Вылезай, вылезай, — подбодрил он.

Под консолью снова завозились, громко зашуршали, и, наконец, тьма явила миру создание, больше всего напоминавшее человеческого ребенка лет пяти. Со светящимися глазенками и в длинном зеленом плащике, который сошел бы за костюм для Хэллоуина.

Ну, если бы на дворе был октябрь, а не май.

И они бы не находились в чертовом инопланетном корабле.

— Па-па? — пискнуло жутковатое дитя, изучающе глядя на него... и Хэл не выдержал.

***

До дому он поначалу гнал, как сумасшедший, потом, опомнившись и подумав, что будет, если его остановят, притормозил. В зеркалах потрепанной машины отражалось зарево — корабль взорвался почти сразу, как они отъехали, и теперь в пустыне бушевал пожар. Что-то подсказывало Хэлу, что все желающие покопаться на месте крушения ничегошеньки там не найдут.

Ребенок закопался в наспех накиданные на заднее сиденье одеяло из багажника и куртку и, кажется, понял совет «носа не высовывать» буквально. Так что, если бы у кого-то и возникли вопросы, то явно не «господи, что это?».

Хэл рассматривал сидящего на подоконнике, свесив ножки, мальчика и думал, что на этот вопрос он бы не нашелся что ответить. Выдать милое создание за обычного ребенка, конечно, можно было попытаться. Ну, подумаешь, цвет глаз. Или совершенно седая прядь в смешно торчащей черной челке. Вроде бы, Хэл где-то читал, у людей такое бывает. Если бы еще у человеческих детей сплошь и рядом бывали острые, игольчатые зубки и маленькие коготки на руках...

Ребенок пристально, не моргая, смотрел на него в ответ.

— Давай знакомиться. Меня зовут Хэл, а тебя?

В ответ снова раздалось пронзительное шипение.

— Я по-вашему не понимаю, — покачал головой Хэл. — Давай придумаем тебе имя?

Протянутую руку он так и не убрал. Это было крупной ошибкой — оказалось, что тяпнуть такими зубками можно очень больно.

— Тва-ю... прости. Сделаем вид, что ты этого не слышал, да? Просто... не делай так больше, ладно?

Дитя не ответило, увлеченное слизыванием стекающих по покусанным пальцам капелек крови. Маленьким, но длинным — очень длинным — розовым язычком.

Хэл закрыл лицо свободной рукой и пробормотал себе под нос:

— Надо было сразу спрашивать, чем его кормить...

***

Выспаться в эту ночь можно было и не мечтать.

Не то, чтобы Хэл опасался, что во сне у него высосут всю кровь — маленькое чудовище вполне удовольствовалось подогретыми остатками молока из холодильника. Но в половине четвертого он проснулся от ощущения, что на него кто-то смотрит.

Светящиеся желтые глазенки таращились из темноты с подлокотника старого, продавленного дивана. Хотя Хэл старательно, как приличный любящий папаша, укладывал ребенка спать на кровати и даже пожелал спокойной ночи. В ответ на него, конечно, нашипели, но поначалу ночь была и правда спокойной.

— Ты чего? — осторожно поинтересовался Хэл.

Ну не есть же его, в самом деле, пришли.

Желтые глазенки повернулись в темноте почти перпендикулярно полу.

— Кошмарик маленький, — констатировал Хэл. — Что пришел? Иди уже сюда, что ли.

И на всякий случай все-таки включил подсветку на телефоне, когда «кошмарик» придвинулся ближе, негромко царапая по обивке дивана маленькими коготками на ногах, и свернулся под боком.

Вид у него был печальный.

— Я же не мог тебя там оставить, — Хэл накрыл малыша краем одеяла и осторожно, готовый отдернуть руку, погладил по голове. И почему-то не удивился, когда его не цапнули.

— Ты же видел, как там все горело? — ответный кивок еще раз убедил его в том, что это странное существо все понимает, просто предпочитает выражать свое мнение об окружающих с помощью зубов и злобного шипения. — И потом, приехали бы... всякие плохие дядьки и забрали бы тебя на опыты.

В этот раз головой в ответ активно замотали.

— Что? Не забрали бы?

— Они все умлут. — тихо и очень, очень серьезно ответило жутковатое дитя.

Почему-то, Хэл ни секунды не сомневался, что так оно и было бы. Но, наверное, поощрять такие мысли у маленьких мальчиков не стоило.

— Ты меня иногда пугаешь, ты в курсе?

На всякий случай он постарался ласково улыбнуться. Еще не хватало, чтобы детеныш какого-то зубастого кровожадного пришельца решил, что ему здесь не рады.

Конечно, именно этот момент маленькое чудовище выбрало, чтобы попробовать ответить человеку тем же.

— Знаешь, это у нас означает, что все хорошо. Люди часто друг другу улыбаются. Но ты — прости, малыш — ты лучше так больше не делай.

— Почему?

«О, Боже, — подумал Хэл. — Мне же могли достаться суперспособности. Крутое космическое супероружие. А досталось — это».

— Ну почему не деляй?

***

Надо ли говорить, что на работу он опоздал. По плану сегодня все равно было бесконечное заполнение отчетов, поэтому ничего особенно крамольного сам Хэл в том, чтобы явиться к полудню, не видел. А вот Кэрол лучше было не попадаться на глаза: они и так были в ссоре, и добавлять к гневу оскорбленной в лучших чувствах женщины гнев начальственный — не стоило.

Да и в конце концов, ждали эти отчеты неделю — подождут и еще. У него дома, между прочим, ребенок без присмотра.

Конечно, он уже выяснил, что сидеть тихо и носа не высовывать «маленький кошмарик» умеет, но где вы видели ребенка, который способен спокойно просидеть взаперти весь день.

Дома, прямо на лестнице, Хэла встретила миссис Браун, соседка сверху, маленькая пронырливая старушонка, которой никогда не бывало дома, если к ней кто-то приходил, и которая, как черт из табакерки, появлялась, когда ее не приглашали.

— А что это за мальчик у вас гостит? — невинно поинтересовалась она после стандартного обмена «какделами» и прогнозом погоды.

Хэл подумал, что прогноз все нагло врет и на улице по крайней мере арктическая холодрыга. Если не абсолютный ноль.

— К-какой... А, ну, это мой двоюродный племянник. Так, на недельку.

— Ужасный, совершенно невоспитанный мальчишка, — взгляд миссис Браун не давал усомниться в том, в кого это он такой растет. — Все вертелся у окна и кидался в птиц чем-то, из рогатки, наверное. А когда я сделала ему замечание, начал хихикать, так противно, аж жуть, где только научился. Поначитаются всяких комиксов...

Заверив вредную соседку, что непременно поговорит с мальчиком, да что там, устроит ему настоящее суровое мужское воспитание, Хэл кое-как, боком протиснулся в свою входную дверь и быстро ее захлопнул.

Его встретила довольная мордашка. Мордашку украшала широкая кровавая полоса, тянувшаяся от рта к правому уху. На выданной «кошмарику» в качестве домашней одежды старой футболке там и сям налипли мелкие перья.

— Ты что тут творишь? — Хэлу сейчас хотелось бы возмущенно орать, но получался у него какой-то офигевающий полушепот. — Это... Это как вообще?

В ответ облизнулись. Длинным. Тонким. И розовым.

«Какая, нахрен, рогатка, — Хэла слегка замутило, — повезло, что старая ведьма не видит дальше собственного носа».

— И так тоже, пожалуйста, не делай больше. Если хочешь есть, просто попроси меня. Договорились?

— Договоились, — важно ответило маленькое чудовище.

— Я же тебе все это запрещаю не со зла, — Хэл присел, чтобы оказаться на одном уровне с пусть и жутковатым, но все-таки ребенком. — Я правда хочу, чтобы ты смог жить со мной. И с другими людьми. А для этого надо постараться не пугать соседей.

Наверху, у миссис Браун, громко запела канарейка.

Милое дитя подняло взгляд к потолку и снова облизнулось.

— Нет. Нет-нет-нет. Даже не думай. Я лучше сейчас принесу тебе... мороженого, вот. Очень вкусная штука. Тебе понравится.

***

— Погоди, что значит — тебе нужен совет опытного папаши? Что случилось, Хэл? Вы с Кэрол что, решили... Но вы же, вроде, опять расходитесь? — голос Джима в трубке звучал не на шутку взволнованно.

— Я же сказал, братишка, надо встретиться, — ну не обсуждать же прямо сейчас вопросы воспитания маленьких монстров. — Разговор не телефонный. У меня тут, правда, немного неловкая ситуация.

— Так вы поэтому поссорились, что ли? И кто же счастливая мама?

— Джим. Не смешно.

Хэл поудобнее перехватил пакет с покупками: мороженое и, на всякий случай, клубничный фруктовый лед — вдруг ребенку цвет понравится. И куриные крылышки — а вдруг дело все-таки во вкусе. Выудил из заднего кармана ключ, вставил в замок и чертыхнулся — заклинило его, что ли?

— Что там у тебя? — поинтересовался Джим. Хэл хотел было уже попрощаться — не очень удобно держать телефон, когда обе руки заняты и сейчас еще придется, похоже, ковыряться в замке.

Дверь была не заперта.

На пороге стояла Кэрол — и тут Хэл, наконец, вспомнил, что она еще позавчера обещала заехать за вещами. И в этот раз так и не запустила ему в лицо запасными ключами.

— Что. Это. Такое, — почти беззвучно, одними губами произнесла она, указывая большим пальцем себе за спину, вглубь квартиры.

Похоже, настоящий ужас только начинался.

@темы: фанфик, слеш, джен, Хэл Джордан, Параллакс, Мого, Кэрол Феррис, Корпус Зелёных Фонарей, Кайл Райнер, Джон Стюарт, Гай Гарднер

   

Космическая Радуга

главная